Чтобы помнили…Стальные магистрали и война: история героической железнодорожницы Елены Чухнюк

Опубликовано 07 марта 2019

Женщины советской эпохи трудились на железной дороге не только проводницами и дежурными по станции. Они работали и машинистами, и помощниками машинистов. И, конечно, делали это не менее профессионально, нежели мужчины. Об этом полезно помнить сейчас, в свете обсуждаемого возвращения милых дам в кабины локомотивов. В Международный женский день vgudok.com вспоминает одну из таких героинь, служивших на железной дороге в тяжёлые годы Великой Отечественной.

В начале 1930-х, в период индустриализации, была реализована широкая программа вовлечения женщин в профессии, которые до того считались исключительно мужскими. Они работали на стройках и в заводских цехах, трудились лесорубами, трактористками, водителями, лётчицами и т.д., в  военные года полмиллиона женщин занимали руководящие должности в различных областях. Своё законное место женщины заняли и на железной дороге. Постановлением СНК СССР № 1182 от 1 ноября 1938 года профессии паровозных машинистов, помощников машинистов, кочегаров и слесарей текущего ремонта были исключены из списка работ и профессий, к которым женщины не допускались.

Машинист паровоза Елена Мироновна Чухнюк вполне бы могла стать одним из персонажей фильма «Добровольцы», снятого об её сверстниках, о первом поколении, выросшем в СССР. Об идеалистах, которые искренне стремились к большим свершениям. О поколении, которое практически полностью выкосила война.

Ровесница революции, она  родилась в 1917 году в крестьянской семье в украинском селе Дьяковка недалеко от Винницы. Там же окончила четыре класса и школу сельской молодёжи в соседнем селе.

В 1938 году Лена Чухнюк уезжает в белорусский Гомель, где к тому времени жила её старшая сестра, и поступает на курсы помощников машинистов при Гомельском локомотивном депо. Курсы она окончила на отлично. Свою карьеру Чухнюк начала на маневровом паровозе. А вскоре уже пересела на пассажирский локомотив. Окончив курсы машинистов, Чухнюк стала водить грузовые составы на Оршу, в Могилёв и Чернигов. В 1941 году ей было присвоено звание «Почётный железнодорожник».

22 июня 1941 года Чухнюк привела свой состав в Чернигов, где и узнала о нападении Германии на Советский Союз.

«Для всех это был воскресный выход, а для нашей паровозной бригады — обычный рабочий день. Ранним утром мы приняли в Гомеле поезд и повели его в Чернигов… На всей станции не было ни души… Я пошла к дежурному… – Что случилось? — шепотом спросила я. – Война…»

Война войной, а составы обязаны ходить по расписанию. И Елена отправляется обратно в Гомель.

Я повела поезд обратно на станцию. Вагоны во многих местах были пробиты пулями и осколками. Были раны и на паровозе, но груз остался цел, а это — главное.

«Впервые я встретилась с врагом в июньское утро 1941 года. Мой помощник, Саша Ганцов, что было духу закричал:
– Самолеты!..
Если бы тут же не раздались сигналы воздушной тревоги, я не обратила бы внимания на возглас с тендера: тогда пролетало на запад много наших самолетов.

От надрывных сигналов всю меня охватило волнение — ведь впервые это было. Не зная, что делать, выглянула из будки паровоза. Самолет с отчетливо выделявшимся черным крестом медленно разворачивался в сторону станции. «Сейчас начнет бомбить», — пронеслось в голове, и я невольно вздрогнула: состав был нагружен боеприпасами. Что делать? Отскочив от окна, схватилась за реверс. Паровоз окутался облаком пара, рванулся и стал быстро набирать скорость. По гулу разрывов бомб, по ударам осколков почувствовала, что бомбежка началась, и бомбы рвутся где-то рядом. Еще крепче нажала на регулятор, и поезд вырвался на перегон.

Но стервятники не хотели упускать состав, погнались вслед. Завязался поединок. Чтобы сбить расчеты вражеских летчиков, я набирала скорость, потом резко тормозила. Сброшенные бомбы рвались то впереди, то позади поезда, не причиняя ему никакого вреда. Растратив боезапас, самолеты улетели.

Я повела поезд обратно на станцию. Вагоны во многих местах были пробиты пулями и осколками. Были раны и на паровозе, но груз остался цел, а это — главное».

В 1942 году постановлением Государственного комитета обороны были организованы Паровозные колонны особого резерва Наркомата путей сообщения. Формирования, созданные для эксплуатации паровозов на фронтовых и прифронтовых линиях. Колонны должны были работать в отрыве от депо и ремонтных баз. Было сформировано 106 таких колонн (2280 паровозов). Каждую возглавлял начальник и комиссар.
Бригада Чухнюк вошла в Особую колонну №4. Всего в колонне было 30 паровозов, по две (работали посменно) поездных бригады на каждый. Поездная бригада состояла из паровозной бригады (машинист, помощник и кочегар) и кондукторной бригады (главный и старший кондукторы). К паровозу прицепляли турный вагон, который служил общежитием на колёсах. Составы с техникой, боеприпасами и бойцами шли непосредственно к линии фронта. Елена Чухнюк возглавила комплексную бригаду паровоза Эм 723-88 в возрасте 25 лет.

Особая колонна №4 действовала на сталинградском направлении. «Несмотря ни на что, обеспечить подвоз боеприпасов и продовольствия возможно ближе к городу», — говорилось в приказе по колонне. Поезда буквально прорывались к Сталинграду. Шли по голой степи под массированными налётами Люфтваффе и артиллерийскими обстрелами, мимо разрушенных станций:

«На одной станции нас никто не встретил, нигде не было ни души. Подошли к землянке дежурного — и все стало ясно: прямое попадание. В живых никого не осталось... На выходной стрелке лежал убитый стрелочник с сигнальными флажками в руке: погиб на боевом посту...»

С июня 1942 года по январь 1943 года к Сталинграду по жд Арчединского и Астраханского ходов Особыми колоннами было доставлено 3269 эшелонов с войсками и 1052 поезда с боеприпасами.

На станции Петров вал поезд, который вела Чухнюк, подвергся немецкому налёту. Женщина получила осколочное ранение в ногу, но смогла довести машину до ремонтной базы.

«От грохота разрывов бомб почти все члены бригады оглохли. Объяснялись больше жестами. Во время одной бомбежки мне распороло мышцы ноги. Я стала изрядно хромать, но уйти с паровоза отказалась»,— вспоминала Чухнюк.

С июня 1942 года по январь 1943 года в район Сталинграда по железным дорогам Арчединского и Астраханского ходов Особыми колоннами было доставлено 3269 эшелонов с войсками и 1052 поезда с боеприпасами — всего свыше 200 тысяч вагонов.

Летом 1943 года Чухнюк уже на Курской дуге. Подвозила танки к линии фронта. Машины шли в бой прямо с платформ. Зимой того же года бригада Чухнюк была переброшена на Северно-Печёрскую железную дорогу. Там, в сильнейшие морозы она водила поезда с углём, организовала скоростное движение, сократив время доставки грузов в три раза.
В последние военные месяцы Чухнюк работала на Юго-Западной и Львовской железных дорогах.

В ноябре 1943 года указом Президиума Верховного Совета СССР Елена Чухнюк была удостоена звания Герой Социалистического Труда с вручением ордена Ленина и золотой медали «Серп и Молот» с формулировкой: «за особые заслуги в обеспечении перевозок для фронта и выдающиеся достижения в восстановлении железнодорожного транспорта в условиях военного времени». Вместе с Чухнюк, тем же приказом ВС СССР, звание Герой Соцтруда получили дежурная по станции Анна Жаркова и стрелочница Антонина Александрова. Они стали первыми железнодорожницами, получившими эту награду.

После Победы Чухнюк окончила Московский институт инженеров железнодорожного транспорта (МИИТ). Многие годы она работала в локомотивном главке МПС СССР. Избиралась в Верховный Совет от Гомельской области. На пенсию Елена Мироновна вышла в 1981 году.

Елена Мироновна Чухнюк прожила долгую жизнь, в неё уместились война, послевоенное восстановление, хрущёвская «оттепель», брежневский «застой», Перестройка, непростые 90-е и полтора десятилетия стабильности начала XXI века. Елены Мироновны не стало совсем недавно — она скончалась в Москве 10 мая 2014 года. Ей было 98 лет.

Андрей Корябкин