Брестская крепость, Брестский вокзал…Vgudok.com вспоминает защитников ж/д ворот СССР, первыми встретивших немцев 22 июня 1941

Опубликовано 21 июня 2019

Брестский вокзал — железнодорожные ворота Советского Союза. Здесь, после Освободительного похода Красной Армии 1939 года и воссоединения Западной Белоруссии с БССР была последняя советская железнодорожная станция на пути в Европу. И сейчас через Брест следуют практически все поезда формирования РЖД, которые направляются на Запад. Из Бреста можно попасть практически в любую точку Европы: Прага, Базель, Ницца, Берлин — далее везде.  Но в июне 1941 года Европа пришла к нам в «гости» сама.

22 июня 1941-го приграничный Брест одним из первых советских городов подвергся немецкой атаке. Город был занят уже к 7 часам утра. Но ещё месяц оборонялись героические защитники легендарной Брестской крепости.  Менее известна оборона вокзала Бреста.

В 2 часа ночи 22 июня 1941 года через станцию Брест-Центральный проследовал товарный состав в сторону Германии. Примерно в то же время на вокзал Бреста стали стягиваться первые пассажиры в ожидании утренних поездов. Внезапно на город и вокзал посыпались артиллерийские снаряды. Некоторые посчитали это немецкой провокацией, но довольно быстро поняли, что началась война.

Оборону на вокзале заняли военнослужащие, которые оказались на вокзале ранним утром 22 июня, дежурившие на вокзале милиционеры (ночью на дежурство заступили 30 человек), рабочие и служащие станции Брест-Центральный. Среди оказавшихся в это утро на вокзале была группа лётчиков, направлявшихся в места дислокации своих частей. Бывший помощник военного коменданта вокзала, лейтенант Цвир вспоминал:

«Жизнедеятельность вокзала была парализована, не было связи, которая была отрезана до начала артиллерийского огня. Все подвалы и подъезды были заполнены пассажирами и неизвестными людьми, заранее присланными для диверсионной работы».

Сообщения о диверсантах, орудующих в Бресте, повторяются в мемуарах и других свидетелей первого дня войны.

 

Сотрудники линейного отдела станции Брест-Центральный незадолго до начала войны

Начальник линейного отдела милиции станции Брест-Центральный Андрей Воробьёв появился на вокзале через 10 минут после начала артиллерийского обстрела. Он дал команду собрать всё находящее на вокзале оружие.  Небольшая группа красноармейцев и милиционеров заняли оборону на западных подступах к вокзалу, прикрывая ускоренную отправку поездов на восток. К вокзалу прибывали группы бегущих из города гражданских. Железнодорожникам удалось отправить лишь два поезда — пути были разрушены огнём немецкой артиллерии.

Вскоре к оборонявшимся на вокзале присоединилась группа отступивших с боем пограничников. За ними к вокзалу подтянулась немецкая бронетехника. Противостоять им вооружённые только стрелковым оружием защитники вокзала не могли. Постепенно вокзал был окружён. Немцы стремились как можно скорее подавить защитников: их яростная оборона мешала наладить движение поездов через Брест.

Было принято решение уходить в подвал. Подвальные помещения вокзала представляли собой довольно запутанную систему подземных коммуникаций общей площадью около 1 тыс. квадратных метров.

Ещё неделю защитники вокзала вели ожесточённую оборону. В подвале вместе с красноармейцами и милиционерами находились женщины и дети. Питались скудными продуктами со склада вокзального буфета. Не хватало медикаментов и перевязочного материала. Занявшие здание вокзала немцы забрасывали подвал гранатами.


Начальник линейного отдела милиции станции Брест-Центральный Андрей Воробьёв

Утром 23 июня гражданских отправили наверх, посчитав, что это хотя бы даст им шанс выжить. Исключение составили коммунисты, которым по предъявлении партийного билета выдавали оружие.

Командование подвальным гарнизоном взяли на себя лейтенант РККА Николай Шимченко, начальник отдела милиции Воробьёв и старшина Баснев. Бойцы были разбиты на три взвода. Защитник вокзала А. Шихов вспоминал:

«Мы освоились немного. В 10 часов немцы заняли вокзал. Слышали, сапоги сверху топают. В двери сказали: «Кто находится в подвале — немедленно выходить, иначе будете уничтожены. Вышла половина людей: пассажиры, железнодорожники. Солдаты остались. Ночь переночевали спокойно. Ночью появились старший лейтенант, политрук и старшина. Немцы с утра начали подходить к дверям, но командиры поставили бойцов и каждого срезали. Немцы все требуют сдачи. На второй день пустили не то дым, не то газ. Намочили платки (бак для отопления там) и дышали. Это продолжалось минут 40–50. Немцы пробовали гранаты бросать, но углы нас спасали».

Известный гитлеровский спец по особым операциям Отто Скорцени побывал в Бресте в первые месяцы войны. В своих воспоминаниях он писал:

«Там (в районе Брестского вокзала) войска противника сосредоточились в глубоких подвалах и отказывались сдаваться. Как я узнал позже, пришлось затопить подвалы, так как оказались неудачными все другие попытки взять вокзал».

Немецкие агитаторы уговаривали осаждённых сдаться, гарантировали почётную капитуляцию. Сообщали ложные сведения, что Красная Армия сложила оружие, что Москва и Ленинград сдались. Однако бойцы прекрасно слышали звуки перестрелки, пулемётных очередей и разрывов снарядов. Это вели оборону защитники Брестской крепости. Возможно, находящиеся в подвалах принимали эти звуки за контрнаступление Красной Армии.

Пленённые немцами защитники вокзала Бреста

На четвёртый день обороны немцы начали закачивать в подвал вокзала воду. Защитники, отстреливаясь, отступали из одного отсека (их разделяли бетонные стены) подвала в другой. Круглые сутки, находясь в воде, без медикаментов и продовольствия они продолжали вести оборону. Постепенно воды набралось по горло. Решили выходить небольшими группами. Это удалось не всем. Немцы взяли в плен 27 человек. Известно, что некоторые группы бойцов всё же сумели вырваться из окружения. Они присоединились к партизанским отрядам, в которых сражались до освобождения Белоруссии.

Оборона вокзала Бреста длилась неделю, с 22 по 29 июня. До сих пор не известно, сколько человек принимало участие в обороне, сколько из них погибло. Очень немногие известны поимённо. Начальник линейного отделения милиции Андрей Воробьёв сумел прорваться из здания вокзала, добрался до дома, но был выдан предателями из числа горожан и расстрелян.

Во время восстановительных работ в начале 50-х годов в подвальных помещениях вокзала были обнаружены останки четырёх человек.

Андрей Корябкин