Илья Геркус: «Мне нужно, чтобы было интересно»

Опубликовано 31 января 2019

Бывший президент и гендиректор «Локомотива» Илья Геркус рассказал «Спорт-Экспрессу» о своих взаимоотношениях с главным тренером клуба Юрием Сёминым, своём видении fair play и перспективах работы в РФС. Ниже — наиболее интересные выдержки из интервью.

О главном тренере «Локомотива» Юрии Сёмине

«Я пришел в «Локомотив» в августе 2016 года. И когда мы договаривались, представил пятилетнюю стратегию, в которой были прописаны цели, которые должен достичь клуб. Значительной части того, о чем говорилось в стратегии, нам удалось добиться. Для движения вперед требовалась, так скажем, дополнительная консолидация совета директоров и менеджмента клуба. Однако взгляды на то, как двигаться дальше, у нас оказались разными. Были разногласия, мы спорили. А для того, чтобы развиваться по предложенному мной плану, необходимо единство. Понимаю позицию другой стороны, корректно её выслушал, но настаивал на своей. В результате приняли решение нашу совместную работу прекратить».

По-человечески уважаю Юрия Павловича, отношусь к нему позитивно.

«Юрий Павлович – не враг. Он даже не оппонент. Он – коллега, с которым у нас разные взгляды на развитие клуба. У Юрия Павловича есть, чему поучиться. Как он держится, как взаимодействует с командой, как общается, как работает с прессой. Я многому научился».

«Считаю, что идут последние годы его тренерской карьеры. Год-два... Это тяжёлая работа, она нелегко ему дается. Это мое мнение. Может быть, на встрече [с болельщиками] я мог говорить и о том, что мне действительно не нравятся его тренировки. Это уже суждения разных людей. С болельщиками я был излишне экспрессивен, из-за чего пожалел. Наверное, не стоило».

«Между нами была напряженность, связанная с его высказываниями, с моими. Но она не мешала нам взаимодействовать на рабочем уровне. Он говорил, какие ему игроки нужны, какая гостиница перед матчем. И это всё делалось. Всё делалось для результата. Мы друг другу не вредили. Не было никаких подстав, подножек».

«Высказывание [Сёмина в книге его воспоминаний о Геркусе и Штоффельхаусе] прозвучало резковато. Знаем, откуда этот термин — гражданская война в Испании, все дела. Это плохая ассоциация. Неприятно, когда твой коллега, твой товарищ называет тебя «пятой колонной». Но, с другой стороны, имеет право. Ну, сказал и сказал, что ж поделать».


Юрий Сёмин

«Это невозможно измерить [вклад в чемпионство]. Это совместная работа. Вот каков вклад Эдера? Он же забил победный мяч [в матче с «Зенитом»]. А если бы не забил?»

«Всё решает последняя капля. Если её нет, то нет и золота. Один человек сделал 99 процентов, а другой — полпроцента, но все вместе дало 100 процентов. На эту тему можно долго философствовать».

«Мы не прощались [с Сёминым]. Может, мы не будем прощаться, а будем оставаться на связи».

О fair play

«То, что главный тренер отвечает за трофеи, а генеральный директор только за привлечение денег — это умозрительно. Гендиректор отвечает, в том числе, за назначение тренера, за его увольнение, за создание спортивного блока, за трансферную политику и, тем самым, косвенным образом – и за трофеи».

«По поводу fair play. Клуб находился под settlement agreement — то есть под действием мирового соглашения с УЕФА. Что такое мировое соглашение? Есть правила финансового fair play. Когда клуб нарушает их впервые, то органы, которые следят за этим, говорят: у вас есть две опции — или ваше дело передается следующей инстанции, которая вынесет наказание, или вы заключаете мировое соглашение, по которому обычные требования УЕФА для вас станут более жесткими, но если их соблюдете, вернетесь в общий режим, а если же нарушите, будет суд».

«Локомотив» заключил мировое соглашение. Нам нужно было убедить УЕФА, что условия мирового соглашения мы выполнили. Мы это сделали и вернулись в общий режим. На сегодня у клуба нет проблем с финансовым fair play, но это не значит, что их не будет в будущем. Fair play вечен, нужно отчитываться каждый год — расходы не должны быть больше доходов выше определенного уровня».

О работе в совете директоров «Локомотива»

«Я остался в совете директоров. Решение было о том, что я ухожу с исполнительной работы. А участие в совете директоров — это же совсем другая работа».

Мне сказали, что я остаюсь, работаю дальше. Если сам не захочу уйти.

«Есть советы директоров, где платят, а есть те, где не платят. У нас не платят. Это общественная работа».

«Пока остался [в трансферном комитете]. Его же не переизбирали».

«Будет переизбрание совета директоров. Но я дал согласие на переизбрание. Мне сказали, что я остаюсь, работаю дальше. Если сам не захочу уйти».

Об РФС

«Всячески поддерживаю кандидатуру Александра Валерьевича Дюкова [на пост президента РФС], считаю, что при нём наш футбол получит огромный шанс на движение вперёд».

«Александр Валерьевич любит футбол, понимает его, очень давно в нём работает. Его компетенция огромна. Он сможет произвести позитивные изменения, которые всех нас порадуют».

«При определенных обстоятельствах я мог бы, мне кажется, удачно поработать в РФС».

«Люблю амбициозные цели. Если это будет вызов, то это для меня. На такое меня подписать можно. Если же это обычная бюрократическая чиновничья работа, то, скорее, воздержусь. Мне нужно, чтобы было интересно».

Источник.